Николай Агутин о шоу «Голос. 60+», знаменитом сыне и Пугачевой

83-летний отец Леонида Агутина, одиного из наставников шоу Первого канала «Голос. 60+», вошел в команду сына после слепых прослушиваний.

— На следующем этапе я хотел исполнить композицию Лени «Отец», которую он посвятил мне, – рассказывает Николай Петрович. — Даже пошел на студию и записал ее, принес, ему понравилась. Вот на юбилейном концерте сына 10 ноября споем ее в «Олимпийском». А потом решил показать «Маму», Леня сразу одобрил эту идею. Да, у меня есть забойные – ведь семь музыкальных альбомов выпустил, но хотелось что-то с душой. Когда ее исполняю на концерте, у меня всегда женщины плачут.

Николай Агутин Фото: Максим Ли/Первый канал– А сын не знал, что вы участвуете в «Голосе»?

— Нет, он был в Америке, а я случайно увидел анонс шоу на Первом канале. Посмотрел и думаю «60» – понятно. А «плюс» – это ведь точно про меня, да еще – какой! Выяснилось, что я единственный в мире человек, участвующий в подобном формате шоу в возрасте 83 лет. И решил: это мое. Я ведь в форме, выступаю, в апреле три концерта в Майами отработал. Так что отправил запись песни на телевидение, и меня пригласили в «Останкино». А Леня из Америки потом сразу полетел на концерты в Новосибирск и вернулся в Москву, когда я уже прошел первое прослушивание. Из 4000 человек отобрали 56. Сын приехал буквально за день до слепых прослушиваний, у нас не получилось встретиться, и я решил, что не буду уж теперь говорить ему, пусть сам услышит. Пожалел, что не сказал Лене, потом успокоил себя: «Да, ладно, всю жизнь прожили, тембр точно узнает». И Леня, разумеется, повернулся ко мне и взял в свою команду. У меня билеты в Америку на 1 октября куплены. Теперь из-за съемок придется их сдавать. Там ведь внучка Лиза (дочь Лени и Маши), ей 20 лет. Она уже записала альбом, прекрасно играет на гитаре и поет хорошо. У нее английский родной, поэтому все песни пишет на этом языке. Сама сочиняет и слова, и музыку – у нас это семейное. Когда бываю в Америке, звоню внучке, и она сразу приезжает со своими музыкантами на мой концерт и принимает в нем участие.

– Это ваш первый конкурс в жизни? Нервничали?

— Нет, в середине 70-х вместе с «Голубыми гитарами» стали лауреатами «Братиславской лиры» (международный конкурс. — Прим. «Антенны»). Нервозности не было, я уже давно живу, чего только не видел на своем веку. Я закончил вокальное отделение Гнесинки, потом режиссерское ГИТИСа. 35 лет отработал в Москонцерте, был директором популярных концертных программ, которые собирали стадионы и дворцы спорта. В Гнесинке учился с Кобзоном, он был уникальной личностью. Иосиф взял однажды академический отпуск (из-за того, что много гастролировал), а потом вернулся, сдал все экзамены, спел госэкзамен (а это часовая программа) и получил диплом. У него до последнего была феноменальная память. Его легендарный концерт к 60-летию в зале «Россия» начался в 7 вечера, а закончился под утро, и он все это время пел.

Николай Агутин, его жена Людмила и их сын ЛеняФото: личный архив Николая АгутинаС Пугачевой вместе отмечали наши дни рождения– Вы работали в ансамбле «Голубые гитары»?

— Да, в качестве артиста. Я 1513 раз спел песню о йогах, стоя на голове. Мне ставили стул, и я на нем делал стойку. На штанинах брюк была специальная лямка, чтобы они не спадали, тогда ведь джинсов у нас не было. Спортивным я был всегда – занимался и боксом, и штангой, и гимнастикой… Бегал трусцой по 6 км более 20 лет, когда мы жили в Конькове. А потом трое ребят из «Голубых гитар» уехали в США, репетиции приостановили. И подвернулся руководитель «Веселых ребят» Павел Слободкин, который предложил мне стать директором коллектива.

Я не сразу согласился: «Я же все-таки еще и пою». Тогда Паша сказал: «К нам Алла Пугачева приходит, и я сделаю тебе с ней два дуэта». Я: «Это меня уже устраивает». Я ее уже знал. Алла стала лауреатом на всероссийском конкурсе с песней «Посидим, поокаем». Алла, безусловно, удивительный, талантливейший и профессиональный человек. И просто какую-либо песню исполнять не будет, нужно, чтобы она ей соответствовала. Начали искать, а я уже окунулся в эту каторжную работу в смысле директоре коллектива, на мне лежало практически все – деньги, аппаратура, музыканты, афиши… Был как многодетная нянька. Понял, дуэт, если что, не потяну. А тут как-то приходит звукооператор и говорит: «Не могу ехать на гастроли, жена подала на развод, чтобы я не уезжал». Раньше людей этой профессии было не сыскать. И мне пришлось садиться за пульт самому. А концертов было по три в день целых полтора месяца.

Пять лет проработал с «Веселыми ребятами», из них два с Аллой. У нас с ней дни рождения 15 апреля, вместе и праздновали, даже когда она ушла из группы, мы еще какое-то время отмечали, правда, встречались уже редко. И я, и все музыканты ансамбля с Аллой были дружны. После концертов часто собирались у нее в номере, говорили о работе, музыке. Она была простая, отзывчивая и очень коммуникабельная.

С Аллой у меня случилась одна история на гастролях в ГДР. В Дрездене мы давали концерт на площади. Устроители рядом со сценой поставили большую добротную палатку, где артисты гримировались и переодевались. Пугачеву тогда в Европе принимали на ура, она после «Орфея» была очень популярна. И вечером после концерта она положила туфли в мешочек, бросила на деревянный стульчик, который слегка был наклонен, в итоге обувь случайно завалились за бордюр палатки. Костюмер все вещи артистов собрал, а туфли не нашел и подумал, что Алла их взяла с собой. А на следующий день у нас концерт в фешенебельном театре, с лепниной и красными бархатными креслами. В зале респектабельная разодетая публика. И тут прибегает костюмер и говорит: «Алла сказала, что во втором блоке работать не будет». Я: «Как?! Зал полный на нее ведь в основном пришел». Иду к Пугачевой. Она мне: «Нет, на сцену не выйду». Я: «Алла, не валяй дурака. Тогда я тебя вынесу на руках». Пугачева: «У меня туфли пропали, а в тех, которых была уже, не выйду». Я: «Они на танкетке, красивые». Она: «Нет». Тогда я: «Алла, пойми, мне ничего не будет, а тебе могут кислород перекрыть. Зачем тебе неприятности? С нами ведь кагэбэшник, он сразу сообщит, и это негативно отразится на твоей карьере». Алла: «Ладно, я выйду». И она вышла в черном красивом платье, на груди большущий гранатовый крест, который купила на гастролях в Венгрии, и… босиком. Зал чуть-чуть пошушукался, и публика, видно, решила, что так сейчас модно – в этом что-то есть. Приняли ее с восторгом, и даже кагэбэшник никак на это не среагировал. Пугачева действительно певица от Бога! И нравится мне до сих пор. После тех гастролей она ушла из «Веселых ребят».

– Вы же еще работали и с «Поющими сердцами» и со Стасом Наминым…

– Да с кем я только не работал. Потом меня уговорили взять Женю Белоусова, а у него тогда были только две песни – «Девочка моя синеглазая» и «Алушта». И мы начали с ним ездить на гастроли со сборными концертами на стадионах. Люди в основном шли на Женю, у него была сумасшедшая популярность. Я понимал это и делал большую программу. Вначале выступал Саша Серов, потом Слава Малежик, Моргунов с Вициным, иногда Юра Антонов. Вот проходит два часа, и на сцену выходит Белоусов, поет три песни и трижды «Девочку синеглазую» на бис. И зрители, проведя на стадионе более двух с половиной часов, уходили довольными, а могли бы порвать.

Со снохой у них полное взаимопониманиеФото: личный архив Николая Агутина30 тысяч долларов за сына– У вас много браков – это издержки профессии, предполагающей длительные командировки?

– Не так уж много, официальных всего два. И с мамой Лени, моей первой женой Людмилой, мы до сих пор дружим. Собираемся у нас на даче, Маша (настоящее имя Анжелики Варум. – Прим. «Антенны») готовит вкусный обед, мы по-семейному проводим время.

– Помните день появления Лени на свет?

– Конечно, 16 июля. Начало шестого утра. Я сплю, и тут бабуля, Мария Израилевна, мама жены, радостно кричит: «Сони, быстро вставайте, у нас сын родился!» Я сразу вскочил с кровати, взял такси – и в роддом на углу Арбата. Там под окнами прыгал. Наш мальчик родился богатырем, почти 5 кг. Кстати, назвать сына Леонидом предложила мама Людмилы в честь ее мужа, который погиб на фронте.

Внучка Агутина-старшего Полина, первая супруга Людмила, дочь Леонида и Анжелики Лиза и сам Николай Петрович Фото: личный архив Николая Агутина– Когда у Леонида таланты проявились?

— Мне, как руководителю, разрешали посещать цековские магазины (специальные для членов ЦК КПСС. — Прим. «Антенны»). Я обычно там книги покупал, которые в то время просто так достать было невозможно. У меня две стены от пола до потолка были уставлены полками с книгами. А Леня любил читать, научился где-то в три года, а в четыре уже читал бегло. Рядом с полками стояла лестница-скамейка, так он на нее заберется и достает ту книгу, которую хочет. В пять лет повел сына в музыкальную школу, которая была недалеко от нашего дома. И он там отчудил. Приходим, за столом комиссия сидит, рядом рояль. Леня смотрит на него, а я ему купил пианино и научил пока всего одной ноте «ля». Его спрашивают: «Как тебя зовут?» Он: «Леня Агутин». Педагог: «Покажи, что ты умеешь». Сын: «Я играю на пианино». Леня уверенно подошел к инструменту и начал нажимать клавишу «ля» и петь «Во поле береза стояла…». Комиссия расхохоталась, и сына взяли на фортепиано. И он успешно окончил музыкалку. В школе создал свой ансамбль, потом в армии тоже организовал коллектив.

– Вы как-то направляли его?

— Когда сын приехал после армии, то показал наброски нескольких своих песен. Мне одна очень понравилась, и остальные были неплохие. Я дал Лене деньги, чтобы он ее записал в студии. И после этого сын стал работать в моих концертах на разогреве известных исполнителей. И примерно через год Дима Маликов (он тогда был очень популярен) на одной из моих программ говорит мне: «Что ты пацанов в разогрев ставишь, дай поющих девочек». На самом деле сын стал больше цветов, чем Маликов, собирать. Это его, вероятно, и возмутило… А в 90-х годах я стал жертвой телефонных мошенников. Леня в это время был в Америке. Звонит мобильник, мужской голос: «Николай Петрович, я адвокат, сейчас в Майами. С вашим сыном беда, он наехал на девушку. Чтобы все уладить, надо заплатить 30 тыс. долларов». Я бы, может, и не поверил, но тут этот человек дает трубку якобы сыну, и я слышу тембр голоса Лени: «Бать, привет, сделай, пожалуйста, что он тебе говорит. Я не знаю, кому отсюда еще звонить». С моим музыкальным слухом я не мог ошибиться – голос сымитировали отлично. Ну я начал собирать деньги, за целый день набрал нужную сумму, звонил постоянно Лене, а он был недоступен, и я подумал, что он действительно попал в беду. На Ленинском проспекте в какой-то арке передал деньги. Через полчаса мобильный: «Мы все получили. Вам сын скоро перезвонит, все будет хорошо. Мы его через несколько часов освободим». Дозвонился до Лени только на следующий день: «Как у тебя настроение, дела?» Он: «Все замечательно. Вот сейчас с Маней дома». Я: «А ты в курсе, что я дал деньги за тебя?» Леня: «Как?» Я: «Ты же к телефону не подходил, что мне было думать?» Глупая история, но это же мой сын – иначе поступить я не мог.

Фото: Максим Ли/Первый канал– А как Леонид отнесся к вашему разводу с его матерью?

– Он растерялся. Ему было 16 лет. Я сказал тогда: «Лень, ты немножко подрастешь и поймешь, что такое, к сожалению, бывает». Мы с ним и сейчас друзья, у нас никогда не бывает разговора на повышенных тонах. Я с удовольствием общаюсь со своими близкими, они никогда мне не надоедают, и, надеюсь, я им тоже.

– Какой вы свекор?

– Думаю, нормальный, если не сказать хороший. Я же не скандальный и всегда пытаюсь поддерживать хорошие отношения. Знал папу Маши Юру Варума. Невестка не только великолепная артистка, но и прекрасная хозяйка. Она может за час приготовить три-четыре блюда и уехать по делам, сказав: «Мальчики, я вам там все на плите оставила». Она мудрая, и, естественно, мы все считаемся с ее мнением. Дома у Лени и Маши демократия.

Леонид и Николай АгутиныФото: Максим Ли/Первый канал– Как строится ваш день?

— Если я в московской квартире, значит, у меня какая-то работа, надо с кем-то встретиться, делаю все, возвращаюсь домой, а утром еду на дачу. А когда нет особых дел, то живу за городом. Там всегда есть чем заняться: цветы посадить, деревья обрезать, что-то подремонтировать. Время летит. Как-то Леня сказал: «Эта неделя быстро пробежит, не заметишь». А я ему: «Я не заметил, как однажды проснулся, а мне уже 83». Сейчас я не женат, но при деле, не один. У нас большая семья, кроме Лени, у меня две взрослые дочери – Маша и Ксюша. Пока пять внуков на троих детей. Так что все хорошо.

Блицопрос

— Кто для вас лучший собеседник?

— Сын. Он обалденный собеседник. Я стараюсь не касаться вопросов истории, ее он знает блестяще. Не стал бы артистом – был бы учителем истории.

— Когда взрослеет мужчина?

— Не знаю, я еще до сих пор сопляк. Пока не осознал, что уже взрослый.

— Какие человеческие качества приемлите, а какие – нет?

— Ценю доброту. Ненавижу жлобство, ненавижу людей, навязывающих свое мнение.

— Что должно быть в песне, чтобы получился хит?

— Наверное, душа.

Спорим, вы не знали, что… Николай Агутин умеет танцевать степ.

Досье

Родился: 15 апреля 1935 года в Тамбове.

Образование: вокальное отделение Гнесинского училища, режиссерский факультет ГИТИСа.

Карьера: вокалист в Москонцерте, директор отечественных ансамблей. Выпустил семь дисков своих песен, сборник стихов.

Личная жизнь: от брака с Людмилой Агутиной родился сын Леонид Агутин. У Николая Петровича есть две дочери – Ксения и Мария Агутины от брака с Еленой Жерновой.

Источник

Похожее на сайте