Леонтьев: «Днем мету все подряд, а ночью холодильник на замок»

«Электрику могу в доме провести, сложить кирпичную кладку, прибить, просверлить, повесить, построить. Я обычный русский человек, не изнеженный цивилизацией. Но профессия у меня другая: я не швец и не жнец, а певец» – такую неожиданную характеристику дал себе артист.– Валерий, вы выделялись среди коллег по цеху с самого начала, как бы ни менялась эстрада и кто бы на ней не появлялся. Ощущаете себя особенным?

– Каждый человек независимо от того, работает ли он на сцене, в литературе или в живописи, чувствует себя не одним из, а именно собой. Вот и я не могу сказать, что я один из, я есть я. И это правильное ощущение, оно должно быть у каждого человека, чем бы он ни занимался. На сцене без самолюбия в хорошем смысле слова невозможно существовать. Нельзя выходить на сцену и думать: я хуже всех, я средненький. Так ничего не получится.

Фото: личный архив Валерия Леонтьева– А что для вас быть собой?

– Это мой тембр, я никогда не хотел его ломать или менять. Характерные интонации, за счет которых зритель сразу меня узнает, выделяет ухом среди других исполнителей, даже не видя, например на пластинке или на кассете. Свой образ менять с течением времени можно, но тембр надо оставлять на всю жизнь. Как и свою не похожую на других пластику и походку.

– Глядя на вас из зрительного зала и с экрана телевизора, кажется, у вас в теле ни одного лишнего грамма…

– Бог с вами: я всегда найду, к чему придраться. Есть у меня и лишний жир, и много других изъянов всевозможных. Не думайте, что я такой довольный собой.

– Много приходится работать над собой?

– Приходится, но далеко не каждый день. Заниматься физической нагрузкой регулярно нет возможности, потому что я большую часть времени нахожусь в дороге, в гастрольных поездках. Дома есть какие-то приспособления, тренажеры, а в поездке с собой только эспандер.

– В питании себя ограничиваете?

– Утром и днем мету все подряд. По ночам иногда очень хочется залезть в холодильник, но нельзя. Опасная штука. Все, что съедено после определенного времени, остается в боках. Холодильник должен быть на замке, а ключ потерян.

Маленький Валера с папой Яковом Степановичем и мамой Екатериной ИвановнойФото: личный архив Валерия ЛеонтьеваМой любимый отдых – лежать– В этом году минуло 45 лет, как вы на сцене. Ваш коллега Филипп Киркоров сделал огромное шоу. А вы нет. Почему?

— Я и не собирался ничего устраивать. Чтобы отметить 45 лет достойно, надо пройтись по биографии, реанимировать фрагменты шоу. Вложить в это огромные силы, средства, время – я просто не успевал, да и не хотел этого. Не обязательно все даты пышно и триумфально отмечать. Я отмечал красиво 50-летие. И тоже были и фейерверки, и лимузины. Этого достаточно. Да, и за эти годы я так устал, мне бы в отпуск лучше уйти.

– Длительный?

– А почему нет? Артисты делают себе такие паузы – по году, по два. Но мне уже поздно так поступать. После такой паузы могут и не вспомнить – и можно будет и не возвращаться. Считаю, если Бог дал талант, надо петь, пока можешь. Я так и делаю. Но вместе с тем нужно себя иногда щадить и давать возможность отлежаться. Когда приезжаю в отпуск, я сначала никакой, и только когда спокойно уже забегаю по лестнице на второй этаж, значит, начинаю приходить в себя, возвращаться в форму. Это происходит примерно на десятый день каникул.

– Знаю, отпуск чаще проводите в своем доме в Майами. Чем любите там заниматься?

– Самый мой любимый, самый безобразный и самый постыдный вид отдыха – лечь и лежать, лежать, лежать. На диване, на лежанке у моря, на лежанке у бассейна, в кресле – и смотреть на деревья, на облака, на звезды…

– Не в смартфон, как все?

– Упаси Господи!

Одно из ранних выступлений Леонтьева. 1970-е годыФото: личный архив Валерия Леонтьева– У артистов в последние время помимо поклонников появились завистники и недоброжелатели в интернете, которые критикуют всех и все. Вас задевают?

– Я практически не читаю это. Нужно быть совершенно непробиваемым, покрытым на сантиметр противотанковой броней, чтобы вынести все, что о тебе пишут, еще и чердак съедет. Зачем?

Жена – стилист собак, она хорошо получаетС женой Людмилой. 2006 годФото: Persona Stars– В Америке постоянно живет ваша жена Людмила, вы бываете там наездами. Как вам удается сохранять отношения?

– Сохранять надо то, что находится под угрозой исчезновения или может сломаться, испортиться, потеряться. Наш же союз с Люсей – это брак, перед которым такой задачи не стоит, потому что ему абсолютно ничего не угрожает: Мы те самые две половины, стать которыми все всегда и мечтают. А видимся мы регулярно: пару месяцев я провожу в Майами, чтобы немного передохнуть, а порой и походить по врачам без страха прочитать на следующей день в желтой прессе состав своей крови, а летом Люся приезжает в Россию. Остальное время я постоянно в гастрольном маршруте и бегать за мной совершенно нет смысла.

– У вашей жены редкая профессия грумер, или специалист по уходу за животными. За кем именно она присматривает?

– Это не совсем правильно. Грумер – это специалист по уходу за шерстью животных, то есть звериный стилист. Люся специализируется на собаках. Сначала делать стильные прически для домашних любимцев было для нее забавным увлечением, но в Америке не принято, чтобы друзья приходили и выполняли для вас работу, за которую посторонним людям платят. Так хобби стало ее профессией, причем весьма высокооплачиваемой.

– У вас тоже есть необычное умение для мужчины. Читала, вы некоторые сценические костюмы шили самостоятельно. Правда это?

– Правда, но в роли кота Матроскина, который, застенчиво красуясь, говорит: «А я еще и на машинке умею!», мне быть поднадоело. Я много что могу. Электрику в доме провести, сложить кирпичную кладку, прибить, просверлить, повесить, построить. Я обычный русский человек, не изнеженный цивилизацией. Но профессия у меня другая: я не швец и не жнец, а певец.

Источник

Читайте также: Сводки событий от ополчения.
Новости Новороссии.

Похожее на сайте