Мадс Миккельсен: «Даже в отъявленных негодяях всегда есть что-то человеческое»

Мадс, многие зрители привыкли к тому, что в кино вы в основном играете злодеев. В картине «Затерянные во льдах» вам достался персонаж иного плана. Более положительный, так скажем. Как получилось, что вы решили отойти от привычного амплуа?

Во-первых, хочу сказать, что очень горжусь этим проектом. Я считаю, что это большое достижение для режиссера Джо Пенны, который впервые в своей карьере снимал полнометражное кино. Он написал прекрасный сценарий и получил замечательный результат.

Когда я только прочитал его сценарий, то ни секунды не сомневался, что хочу принять участие в съемках, настолько чистой и красивой показалась мне история. Что же касается других моих ролей, то среди них были разные: я снимался в сумасшедших черных комедиях, перевоплощался во врачей и, да, играл настоящих злодеев. Но, честно говоря, я стараюсь не навешивать ярлыки и выходить за рамки определенного амплуа.

В этом фильме у вас мало реплик. Внутренний диалог героя был отключен намеренно? Если да, то для чего и насколько тяжело играть персонажей, у которых практически нет слов?

C одной стороны, легко, потому что не нужно учить текст, но при этом необходимо понимать, что диалоги героев — это всего лишь инструменты. В нашем фильме от них действительно пришлось отказаться. Мы сделали всё немного по‑другому, но мне очень понравилось то, что вышло в итоге. Кино — это уникальный мир, в котором можно создавать свой особый язык, не требующий дополнительных реплик и пояснений.

Какие ощущения у вас остались от вашего персонажа? Что он чувствует, чем руководствуется в таких диких условиях?

«Затерянные во льдах» — фильм не только о выживании в экстремальных условиях, но и о чем-то большем. Думаю, одна из главных идей картины — показать, как важно иметь возможность держать кого-то за руку. Причем это можно понимать в двух противоположных смыслах. С одной стороны — поддержка того, кто рядом, помогает пережить экстремальные условия, а с другой — когда ты не один, это может придать решимости сдаться и уйти достойно.

Режиссер ведь не дает никакой информации о персонаже. Вы, когда готовились к роли, представляли себе, кем ваш герой мог бы быть в обычной жизни?

Да, у меня была детально проработанная история в голове, и, думаю, нечто похожее рисовал в своем воображении режиссер, но мы с ним ни разу не обменивались мнениями на этот счет. Мне кажется, в данном случае важно было снять фильм именно в таком ключе, без флешбэков и представления членов семьи главного героя.

Именно поэтому идентифицировать себя с персонажем может каждый. Безусловно, у моего героя есть какая-то предыстория, но он оказался в такой ситуации, когда всё остальное по сути становится неважным.

Знаю, что съемки проходили зимой на севере Исландии в ужасных, непредсказуемых природных условиях. Как согревались на съемочной площадке? Был ли разрешен алкоголь или использовались другие способы?

В Исландии алкоголь разрешен всегда и везде. (Смеется.) Просто, когда ты пьешь, у тебя нет никакой возможности работать по 16 часов в сутки. Так что, мы приберегали горячительные напитки на конец рабочих смен. Дело в том, что пока ты ходишь, двигаешься, ты производишь энергию, которая помогает согреться, но как только останавливаешься, начинаются серьезные проблемы.

Кстати, в чем были основные сложности работы над этой картиной?

Все они отражены в фильме. Природные условия, которые вы видите на экране, это именно та обстановка, в которой нам приходилось работать. Главной задачей с точки зрения выживания была установка употреблять столько калорий, сколько расходуешь. И как раз это у нас получалось хуже всего, поэтому все члены команды чувствовали себя сильно уставшими и ослабленными по мере продвижения съемок.

Многие актеры ради участия в интересном проекте готовы набирать вес или, наоборот, сбрасывать, рисковать жизнью и так далее. Насколько я знаю, во время работы над другими картинами вам тоже приходилось исполнять некоторые трюки самостоятельно. А есть вещи, на которые вы никогда не решились бы ради роли?

Конкретно в этом фильме я похудел, но не потому, что ставил перед собой такую цель. Это было неизбежно и получилось само собой. Набирать, сбрасывать вес или становиться физически более выносливым для какого-то проекта — это лишь часть профессиональной подготовки к роли. Не думаю, что в таких случаях речь идет о каком-то самопожертвовании.

Безусловно, есть определенные границы. Например, не стоит забывать, что мы актеры и в нас уже достаточно эмпатии. Если по сюжету нужно кого-то убить, это совсем не значит, что сперва мы должны решиться на убийство в реальной жизни, чтобы понять, каково это, и сыграть максимально реалистично. Да, у меня есть много ограничений, но, честно говоря, я еще ни разу не оказывался в ситуации, когда мне пришлось бы сказать, что я не буду чего-то делать.

Какие персонажи вам близки как зрителю? Антагонисты или положительные?

На самом деле я считаю, что между ними нет особой разницы, потому что даже в отъявленных негодяях всегда есть что-то человеческое, а у всех положительных героев можно найти недостатки и слабые стороны.

Читайте также: Сводки событий от ополчения.
Новости Новороссии.

Похожее на сайте